9 сентября

Порт пяти морей и одного воздушного океана

Привет! «Музейная среда» и я, Оксана Бондаренко, директор Музея Транспорта Москвы, продолжаем знакомить вас с легендами и историями, связанными с транспортной инфраструктурой города.

Сегодня, безусловно, «рулит» Северный речной вокзал! Кому-то из вас уже повезло сделать красивейшее фото на террасе свежеотреставрированного красавца-вокзала, на набережной с теплоходами или на фоне инсталляции, которую представил в своем поп-ап-пространстве Музей Транспорта Москвы. Посвящение романтике места и освоению советской Арктики!

Мы, музейщики, рассматриваем Северный речной вокзал, в общем — как и весь транспорт — шире, чем транспортный хаб. Для нас он — важнейший исторический элемент транспортной инфраструктуры всей страны в 1930-40 годах. Найденные на Таймыре запасы никеля и других полезных ископаемых требовали развития эффективных логистических схем. Мощный импульс освоению труднодоступных территорий дало изобретение самолетов-амфибий. Эти крылатые машины могли садиться на воду, то есть, почти где угодно.

Поэтому силы огромной страны были брошены на разведку транспортных коридоров в Арктике и развитие Северного морского пути. Самолеты-амфибии производились на отечественном заводе (летающая лодка Ш-2 конструктора Вадима Шаврова; ее точную копию можно увидеть у главной лестницы Северного речного вокзала) и в большом количестве покупались за границей. В СССР возникла собственная гордость — полярная авиация. Ее база находилась в Москве, в акватории Химкинского водохранилища, напротив Северного речного вокзала. Полярные летчики от Речного вокзала летели сначала в Архангельск или Пермь, а оттуда, после дозаправки, разлетались по своим северным маршрутам, на ледовую разведку или доставку необходимых грузов полярным экспедициям.

В 1934 году на фоне «гонки на Север» произошла знаменитая трагедия парохода «Челюскин». Тогда экипаж в составе более 100 человек, во главе с главным «полярником» Отто Шмидтом, был вынужден покинуть корабль, зажатый льдами, и высадился на льдину. Внимание всей страны было приковано к спасательной операции, которую поручили летчикам полярной авиации. В течении месяца, рискуя жизнью, пилоты эвакуировали людей с дрейфующей льдины. Семь из них получили за это звание Героев Советского Союза. С тех пор летчики-полярники стали самой романтичной профессией и спустя 25 лет уступили место только космонавтам.

Знаменитая фотография, где самолет-амфибия Сикорского S-43 дрейфует на фоне Северного речного вокзала — это документальное подтверждение значения вокзала, как отправной точки не только водных, но и воздушных маршрутов того времени. За штурвалом — летчики-испытатели: участник «челюскинской» спасательной операции, Герой Советского Союза Сигизмунд Леваневский, второй пилот — его лучший друг Алексей Грацианский. Пройдет всего несколько лет и связь с экипажем Леваневского будет потеряна над Северным полюсом. А Алексей Грацианский, будучи уже командиром все того же S-43 с бортовым номером Н-207 будет безуспешно искать над безмолвными льдами пропавшего друга.

Благодаря этим людям и сам Северный речной вокзал стал не только важным транспортным узлом, но и приобрел романтический ореол: стал местом, где пять морей соединились с океаном — воздушным. И, поверьте: рассказывая теперь о героях-полярникам своим друзьям и знакомым, не перестаешь думать — как круто, что нам всем по пути!

Поделиться

Новости по теме

Подписка на новости
Или читайте новости в любимом новостном аггрегаторе