23 февраля

Закаленные армией: как сотрудникам ЦОДД помогла военная служба

Для многих мужчин, работающих в ЦОДД, День защитника Отечества не просто выходной – это настоящий праздник, наполненный смыслом – есть, что вспомнить, как любому человеку, прошедшему службу. Но главное, конечно, не воспоминания и эмоции, а характер, который воспитала армия. Каждому из них так или иначе армейские уроки пригодились. Сотрудники из разных отделов ЦОДД рассказали, как служилось в войсковых частях и чем полезна армейская закалка в работе по организации движения на московских дорогах. 

Есть мнение, что армия отнимает время у тех, кто стремится сделать карьеру. Наш пример успешного человека опровергает это. К 25 годам Юрий Валинуров успел отслужить в мотострелковых войсках с 2012-го по 2013 год, закончить институт и, начиная в ЦОДД простым аналитиком, вырасти до руководителя Дирекции организации дорожного движения. Да, при этом еще и обзавестись женой и двумя детьми. Валинуров считает, что армия нисколько не помешала, напротив, помогла ему самореализоваться.

На фото: руководитель Дирекции организации дорожного движения Юрий Валинуров

 

- Я по собственному желанию захотел пойти служить. Причем, когда учился на втором курсе института. Учился без троек, просто осознал, что лучше сейчас пройти службу и взял академический отпуск. Надо сказать, не пожалел, что пошел в армию, это очень достойный урок жизни для мужчины. Он не обязательный, но он не лишний, - говорит Юрий.

- Что представляли собой уроки жизни в той части, где вы служили?

- Наша дислокация была в горных хребтах Армении, там очень сильные морозы, снега, ветра и приходилось длительное время, примерно по месяцу с перерывом на несколько недель, жить там в палатках. Испытали все тяготы срочной службы. Мы находились на высоте порядка 2,5 тысяч метров над уровнем моря. И, соответственно, условия были тяжелыми: температура до  – 35 градусов, влажность, давление, отсутствие какой-либо растительности. Там постоянно проходила отработка сценариев боевых действий. Организация дозоров, разведка, марш-броски по горам, проходили по 150 км на технике. Я был заместителем командира взвода боевых машин пехоты.

- В чем заключались эти сценарии?

-  Например, мы скрываемся от вражеских войск в течение нескольких дней, а они нас преследуют, роль врага выполнял другой батальон. И мы там пытались от них скрыться, занимали оборону, окапывались... Потом наоборот.

- Ваши взгляды на жизнь изменились после армии? 

- Там приходит осознание того, насколько велика роль и ответственность мужчины перед близкими, родственниками, друзьями. Учишься быть ответственным за себя, за свои поступки. Это вообще помогает по жизни. Мужчина, прошедший армию, готов к самостоятельной жизни, он понимает, что нужно для того, чтобы жить выжить.

- Когда закончилась служба, вы вернулись в институт…

- Да, я учился в МАДИ и параллельно работал в ЦОДД. Поначалу моделировал сценарии организации дорожного движения, например, что будет, если мы перекроем какую-нибудь дорогу или ограничим по ней движение. Как изменится транспортная ситуация на прилегающих улицах. С этого я начинал.

- Опыт, который вы приобрели за время службы, как-то помогает вам сейчас в работе?

- Находясь сейчас на руководящей должности, скажу, что это однозначно помогает. В армии ты в таких условиях, когда нет времени на долгое обдумывание ситуации, решение должно быть молниеносным. Этот опыт, наверное, не отнесешь к сфере организации дорожного движения, он скорее управленческий. То есть, когда понимаешь, что нужно резко среагировать, уже знаешь как действовать, как кого подключать, мотивировать и как вести себя в той или иной экстренной ситуации.

- Что самое сложное в сегодняшней работе?

- Самое сложное в том, что нет стандартных и типичных решений, возникающих в проблемных вопросах. Всегда нужно импровизировать, включать фантазию, но при этом всегда оставаться в границах нормативов, правил. Нужно креативить, но в то же время понимать, что есть границы. Рассматривая какие-то проекты, принимая какие-то решения по изменению организации дорожного движения, нужно осознавать, что это может повлиять на безопасность. И, главное, брать ответственность за принятие тех или иных решений. 

Коллега Юрия Валинурова – главный специалист Дежурной смены Ситуационного центра ЦОДД Ильгиз Хасянов – придерживается практически того же мнения. Получить армейскую закалку значит усвоить урок дисциплины. У Ильгиза после службы появилась более четкое представление о том, чего он хочет добиться в жизни.   

На фото: главный специалист Дежурной смены Ситуационного центра ЦОДД Ильгиз Хасянов.

 

- Я в армию ушел сразу после школы в 2002 году, уже через два дня после выпускного бала взял повестку – и в армию, - рассказывает Ильгиз. - Служил в 66 отдельном полке связи в Московской области. Два года там изменили меня. Конечно, меняет армия человека. Причем может изменить и в лучшую сторону, и в худшую. Это зависит от самого человека и от того, как он себя покажет там. После армии я стал более собранным, дисциплинированным, уже появились серьезные планы – поступить в институт, пойти работать, купить автомобиль.

- Чем вам приходилось заниматься в полке связи?

- На мне был контроль автотехники: три автомобиля, за которыми я должен был следить. Практически каждый день занимался ремонтом «Камазов» 80-х годов выпуска. Они практически уже разваливались на ходу. Но в течение двух лет пытался поддерживать, чтобы они всегда выезжали, были исправными.

- Как вы попали в ЦОДД?

- На работу в ЦОДД было непросто устроиться. Например, чтобы попасть в отдел оперативного управления, нужно не только иметь водительские права и хорошо знать город, здесь на собеседовании придется показать, где находятся основные магистрали Москвы, как и в какие часы там движение свободное. Кроме того, все сотрудники проходят несколько тестов на внимательность. Один из них такой: на 6 или 7 больших мониторах в хаотичном порядке разбросаны буквы. И дается семь секунд, чтобы найти одно целое слово, напечатанное мелким шрифтом.

- Какое слово было у вас?

- Сoyote, «койот» по-английски. Помню, я тогда определил его за две или три секунды. Ребята, которые не успели выполнить задание даже за две минуты, на работу не попали. Насколько я знаю, сейчас тестовые задания стали еще сложнее.

- В вашей работе бывают случаи, когда приходится принимать нестандартные решения, верно?

- Да, бывают такие моменты. И хотя есть камеры, при помощи которых можем контролировать движение на дорогах, иногда приходится включать сыщика, чтобы, например, убрать брошенный на проезжей части автомобиль или мешающую проезду дорожную технику. Недавно на Беговой улице в правом ряду такая техника занималась уборкой дороги, а это был час пик, девять утра, и там уже из-за них пробка образовалась безумная. Работы выполняла не бюджетная организация, дозвониться до нее мы не можем, пришлось дозвониться до аптеки, которая находилась напротив этих дорожников. Созвонился с аптекарем, попросил ее посмотреть, что написано на дверях этой техники, должны же быть опознавательные знаки. Женщина не поленилась, вышла на улицу, да еще подошла к водителю и передала ему трубку. Пришлось ребятам сказать, что из-за них пробка, чтоб убрали технику.

- Во время прошлогоднего чемпионата мира по футболу вы помогли одному из иностранных болельщиков, ко всеобщему удивлению заговорив с ним по-испански. Вы увлекаетесь испанским?

- Испанский и английский изучал еще в школе. Сейчас общаюсь с друзьями из Испании, они приезжали сюда, проводил для них экскурсию, стараюсь поддерживать знание языка. А во время ЧМ действительно был такой случай, когда иностранный гражданин, пожилой человек сильно повредил ногу. А я в это время с коллегами дежурил в мобильном ситцентре на стадионе. Увидели, что лежит болельщик под деревом. Рядом с ним стояли люди, никто не понимал, что с ним. Но нам удалось выяснить все на месте, вызвали «скорую», медицинская помощь была оказана быстро, в итоге болельщик благополучно улетел на родину.   

Как заметил Ильгиз, у мужчины должна быть выдержка, он должен быть готов к любой ситуации. Это подтверждает еще один закаленный службой сотрудник ЦОДД, которому приходилось в армейские годы даже воров ловить. Дмитрий Баданин работает в Дорожном патруле. Можно сказать, патрульный с большим стажем, который начался еще во времена службы в погранвойсках. Закончив в 1997 году военное училище в звании лейтенанта, он уехал служить на границу Казахстана и Китая. Был врио начальника заставы. Там постоянно приходилось следить за порядком на границе. 

На фото: патрульный Дорожного патруля Дмитрий Баданин. 

 

- Представьте ночь в горах, снег. Нам с ребятами по 3-4 раза за ночь приходилось выезжать, когда срабатывала сигнализация: либо птицы садятся на сетку, либо олени или косуля путаются. Но сигнализация срабатывает, значит, проверить надо, - вспоминает Дмитрий.

- Случались опасные ситуации?

- Зимой однажды идем на лошадях, а снег такой толщины, что доходил до седла. В какой-то момент лошади стали уши прижимать, а когда лошадь уши прижимает, это значит она чего-то боится. По сторонам посмотрели, а метров в 10-15 от нас – глаза, пригляделись – волки за нами следом идут. Зарядили пистолет, выстрелили сигнальным патроном, чтобы волки разбежались, и поехали дальше. Но бывали и серьезные случаи, такие как воровство скота.

- Вам доводилось ловить воров? 

- Как-то бригаду целую поймали, 10-15 человек воровали баранов. Это для них бизнес – перегнали, продали. Из Китая в Казахстан и обратно. То же самое происходит на границе с Россией.

- Работу в Дорожном патруле можно назвать непредсказуемой?

- Да. На дороге постоянно все меняется, там неспокойно. Поначалу было сложно. Я – за рулем, а на дороге постоянно что-то происходит, очень много ситуаций различных, одна не похожа на другую. Часто помощь кому-то нужно оказать, например, оформить европротокол во время ДТП. Выезжаем на место, выясняем обстоятельства, кто виновен, либо же машина неисправна, предлагаем отбуксировать в безопасное место, либо заменить колесо, если за рулём девушка.

- С чего начинается день патрульного? 

- В 9 утра у меня начинается смена, соответственно, в 8 уже на работе. Надеваем форменную одежду, проверяем наличие инвентаря, с которым предстоит работать, осматриваем машину, в том числе и на техническую исправность. Потом получаем задачу на предстоящий рабочий день. Москва поделена на участки, за которые мы несем ответственность в течение 12 часов работы. Участки меняются, на одном мы не работаем. Это для того сделано, чтобы люди знали Москву от и до. Выдвигаемся на свой маршрут, проверяем неисправные дорожные знаки, повреждения дорожного полотна, ямы, смотрим за исправностью светофоров, помогаем водителям разобраться в ДТП и так далее.

- Много гневных водителей вам попадается в течение смены?

- Тут 50 на 50. Неприятные случаи постоянно происходят. Допустим, светофор не работает, мы приступаем к оптимизации дорожного движения, то есть к регулировке. Попадаются водители, которые хотят побыстрее проехать, им не нравится сложившаяся ситуация, начинаются негативные высказывания в адрес регулировщика, но потом приводишь ему пару доводов, обращаешь его внимание на то, что он должен знать правила дорожного движения и кто такой регулировщик. В большинстве случаев люди все понимают.

- А есть водители, которые выражают благодарность в письмах.

- Да, пишут. Особенно часто благодарности поступают, когда разбираешь ДТП. Бывает,  кто-то пытается подарить конфеты или деньги, на что мы отказываемся и отвечаем, что лучше высказываться в письмах, отправлять по электронной почте ЦОДД. Это лучший подарок.

- Каким качеством должен обладать сотрудник дорожного патруля?

- Мне кажется, главное, нужно знать свою работу досконально, обладать желанием приходить на помощь людям в нужный момент. Должны быть такие качества, как порядочность, вежливость, а на первом месте – терпение.

Такое качество, как терпение пригодилось на работе и водителю мобильного комплекса фотовидеофиксации Сергею Махнитко. Это качество выработалось в нем за 25 лет службы сначала в космических войсках, а затем - в военизированной пожарной части. Сергей начинал службу в 92-м году водителем, спустя годы дорос до должности инженера отдела хранения специального вооружения.

На фото: водитель мобильного комплекса фотовидеофиксации Сергей Махнитко.

 

- У меня из 25 лет 19 – автомобильная служба. Я служил в том арсенале, который запускал ракеты в космос. У нас на территории проводили диагностику, испытания, выявляли неисправность, устраняли, потом только ракета уходила на Байконур, - рассказывает Сергей.

- Были за время службы случаи, которые до сих пор вызывают у вас особые эмоции? 

- Когда был командиром отделения, нужно было проводить разведывательную работу, руководить командой, в это время были серьезные ситуации. Один раз чуть не сгорел, когда пришел тушить горящую баню. Как командир отделения зашел внутрь помещения, но дверь за мной закрылась, оказался в ловушке. Но в итоге взял себя в руки, нашел выход. В другой раз, снова оказался в горящем доме, где находились два уже горячих газовых баллона, но повезло, не взорвались.

- У вас есть осознание, что сейчас вы занимаетесь нужным делом, благодаря которому город едет, и аварийность меньше?

- Осознание этого, конечно, есть. Бывают ситуации, когда стававят в два-три ряда машины. Ставили и продолжают ставить. Смысла нет нервничать, от этого ничего не изменится. И армейская закалка помогла – я всегда спокоен. 25 лет службы дали способ мыслить, способ рассуждать, закалили нервы, выдержку. Может, кто-нибудь скажет, ну служил в армии и что с того – есть, да, так точно и все. Но я считаю, служба научила думать, принимать решения и отвечать за эти решения. Даже будучи водителем «Паркона», если мне нужно будет принять решение, я его приму обдуманно, я готов за него ответить.

- В прошлом году парконы укомплектовали огнетушителями, конусами, аптечками. Это все пригодилось в работе?

- Да, это все не зря. Благодаря комплектации парконов у нас ребята помогали тушить автомобили. Был случай, когда пригодились конусы – установил их на дороге, когда понадобилось вызвать человеку «скорую помощь». Эти комплекты не просто лежат, они помогают людям. 

Подписка на новости
Или читайте новости в любимом новостном аггрегаторе